Tuesday, February 27, 2024

Арест Бузургмехра Ёрова

28 сентября 2015 года таджикский адвокат Бузургмехр Ёров был задержан сотрудниками МВД Таджикистана. Причиной ареста якобы стало мошенничество и подделка документов со стороны Бузургмехра. Но это все было ложью. Поводом для его ареста послужило совсем другое, арест связан с профессиональной деятельностью Бузургмехра, его политическими и общественными взглядам.

Как упоминалось выше, власти разъяснили общественности причину ареста якобы жалобой потерпевшего на мошенничество адвоката Бузургмехра Ёрова. Власти не разглашали имя заявителя вначале, но теперь из материалов уголовного дела видно, что дело было возбуждено якобы на основании заявления, поданного Бозоровым Комилом, жителем Согдийской области. Почему мы использовали слово «якобы» и ставим под сомнение подачу завяления Бозорова? Потому что Бозоров Комил вообще не подавал жалобу на Бузургмехра Ёрова в 2015 году до его ареста. Из-за своей неграмотности и заблуждений относительно работы адвокатов Бозоров в 2010 и 2014 годах подал несколько заявлений против Бузургмехра . Эти обращения были рассмотрены Генеральной прокуратурой, Следственным управлением МВД Республики Таджикистан, ГУВД по Согдийской области, и после допроса всех сторон ходатайство Бозорова было отклонено как необоснованное.

В деле Бузургмехра Ёрова в томе 1 стр. 44-45 есть копии постановления бывшего старшего помощника Генерального прокурора Республики Таджикистан по особым поручениям Джангиева Р. от 02.09.2011 об отклонении заявления Бозорова. Постановления вступили в законную силу, и до 28 сентября 2015 года их никто не отменял. Подробнее об иске Бозорова Комила можно узнать здесь (https://youtu.be/87ZEENaG9UM).

Таким образом, необоснованное возбуждение дела против Бузургмехра Ёрова по одному и тому же основанию при наличии вердикта о невиновности свидетельствует о том, что против него было начато целенаправленное, незаконное и заказное преследование.

То есть для ареста и задержания Ёрова тогда не было законных оснований.

Конечно, арест Бузургмехра Ёрова не стал неожиданностью. Это событие должно было однажды случиться. Основными причинами его ареста были профессионализм Бузургмехра Ёрова, его неустанная борьба за верховенство закона и справедливость, его стойкость, принципиальность, знания и навыки, которые часто превосходили знания и навыки сотрудников правоохранительных органов. Если бы он действовал, как многие другие адвокаты в Таджикистане, он бы не стал мишенью для правительства.

Участие в громких делах в Таджикистане, защита угнетенных и жертв, которые боролись за свои права с высокопоставленными правительственными чиновниками, включая близких родственников президента Эмомали Рахмона, отмена или изменение бесчисленных судебных ошибок Бузургмехром противопоставили его чиновникам и руководителям силовых структур. Препятствование процессу захвата предприятий, рынков и другой собственности граждан зятьями президента Эмомали Рахмона: Хасаном Асадуллозода, Зоиром Сохибовым, Садуллоевым Мухибулло и другими только усилили эту личную неприязнь и ненависть.

Не секрет, что правоохранительные органы Таджикистана находятся под непосредственным влиянием и руководством близких родственников президента страны и защищают их интересы.

Поэтому, чтобы продемонстрировать им свою лояльность, министр внутренних дел Рамазон Рахимзода и генеральный прокурор Таджикистана Рахмон Юсуф, который имеет личную неприязнь к Бузургмехру, воспользовались возможностью, то есть событиями сентября 2015 года, и под руководством и с согласия зятья президента Таджикистана Сохибова Зоира рассчитались со своим врагом Бузургмехром Ёровым.

Кроме того, я хотел бы напомнить вам, что за несколько дней до своего ареста Бузургмехр объявил о создании общественного Комитета «За предотвращение незаконных и не процессуальных арестов и задержаний граждан и имущества, а также незаконных и непроцедурных обысков». Кроме того, 26 сентября, за два дня до своего ареста, Бузургмехр обнародовал факты пыток в отношении первого заместителя председателя ПИВТ Сайдумара Хусайни, производившихся во время задержания и предварительного расследования.

Поэтому единственным выходом для этих людей было устранение такого адвоката, который препятствовал реализации планов Рамазона Рахимзода, Рахмона Юсуфа, Зоира Сохибова и других и который имеет смелость сообщать общественности об ошибках и преступлениях чиновников и сотрудников органов. Воспользовавшись своим влиянием, служебным положением и слабостью таджикского гражданского общества, они не законно приговорили Бузургмехра к 28 годам лишения свободы.

А теперь давайте послушаем описание событий того дня со слов самого Бузургмехра.

«17 или 18 сентября 2015 года адвокат Бекматов Низомиддин во время проведения первого Съезда адвокатов сообщил мне , что я буду арестован в ближайшие шесть месяцев по поручению правительства. 18 сентября 2015 года действующий председатель Союза адвокатов Таджикистана Нуриддинов Саидбек заявил на том же собрании, что по поручению Министерства юстиции депутаты Съезда адвокатов были вызваны в Министерство юстиции и им было приказано не голосовать за адвоката Ёрова Бузургмехра. Поточу что адвокат Ёров Б. занимает антиправительственную позицию.

28 сентября 2015 года, примерно в 12:00, будучи на работе, Румиев Голибшох сообщил мне, что в наш офис приехали сотрудники УБОП МВД и незаконно без постановления суда забрали копии моих контрактов с родственниками арестованных членов ПИВТ. В 13.15 сообщили, что сотрудники УБОП незаконно получили все контракты, которые были заключены между мной и моими клиентами за 2014-2015 годы. Это было нарушением гарантии деятельности адвокатуры и вмешательством в адвокатскую тайну. В 13.20 сотрудники УБОП, одним из которых был майор Фаридун Давронов, пригласили меня в здание УБОП на 10 минут для разговора с их начальником. В его присутствии я сразу же опубликовал в Facebook заявление о том, что сотрудники УБОП преследуют меня по незаконным указаниям правительства и из корыстных намерений Рахмона Юсуфа, и что я незаконно буду задержан. Чтобы сохранить доказательства своей невиновности я отдаю свой компьютер Ёрову Джамшеду. Впоследствии сотрудники УБОП взяли его у адвоката Ёрова Я. До сих пор остаются без ответа мои ходатайства о приобщении документов хранящихся на моем компьютере к уголовному делу. Следователи знают, что вся их работа от начала до конца – клевета. Предоставление доказательств моей невиновности с этого компьютера может еще больше опозорить Рахмона Юсуфа.

В тот день в здании УБОП я разговаривал с заместителем главы УБОП Хафизовым, который сказал, что цель моего приглашения – проверить информацию, которая должна была определить мою связь с группой Хаджи Халима. С 14.00 до 20.00 я пишу объяснительные, отвечаю на вопросы в кабинете Давронова Фаридуна, который находится на втором этаже, в трех-четырех метрах от кабинета руководителя УБОП. На вопрос, почему они не спросили о моих отношениях с другими лидерами ПИВТ, Фаридун Давронов ответил, что они незаконно прослушивали мой телефон в течение последних трех лет без разрешения суда и располагали информацией о том, что они не имеют ничего общего со мной.

После этого появляется другой неграмотный сотрудник Генпрокуратуры Амиршоев С. Он берет у меня письменные объяснения о том, как, почему и с чьего разрешения я сформировал Общественный комитет.

С 20.00 до 23.30 меня незаконно содержат под присмотром сотрудников УБОП на первом этаже. В 23:30 следователь Генпрокуратуры по имени Аскар на основании клеветнического заявления майора Давронова Фаридуна о том, что я оказал сопротивление сотруднику милиции и сорвал с него погоны, начинает производство по делу. Берет у меня объяснения и так далее. Я говорю что никто в моем присутствии не входил в кабинет Давронова в форме, и сам Давронов был и есть без милицейской формы. Как я мог срывать у кого-то погоны, если их ни у кого нет. Требую проверить камеры наблюдения в здании и как мы входили в само здание УБОПа.

Попросил проверить табуляграмму моих телефонных разговоров, потому что я дважды созванивался с родственниками из кабинета Давронова Фаридуна. Я разговаривал по собственному телефону – эти разговоры продолжались до 19.30. И если я кого-то ударил или срывал у кого-то погоны , мне бы никто не разрешил поговорить с родственниками по телефону.

Позже, в ИВС, я видел, как по клевете Правительства и Рахмона Юсуфа в ИВС были задержаны десятки и сотни таджиков, которые якобы оказали сопротивление полиции . На сегодняшний день по этому делу (срывание погонов или сопротивление сотруднику милиции) меня никто не допрашивал и даже не было очной ставки с майором Фаридуном Давроновым. Позже мне стало ясно, что это была уловка, чтобы удержать меня в УБОП, чтобы генеральный прокурор мог сфабриковать любые обвинения против меня. Все это свидетельствует о политическом мотиве преследования и показывает низкий уровень таджикского следствия в 21 веке.

В ночь с 28 на 29 сентября ко мне пришел следователь Файзиев Спитамен и сообщил мне, что на основании заявления Бозорова К. 28.09.2015 года против меня возбуждено уголовное дело по ст. 247 ч.4 п. «б» (мошенничество). Первым делом, что сделали органы по этому делу , даже не допросив никого в качестве свидетеля или потерпевшего, – это составили протокол о моем задержании. Я объяснил Файзиеву Спитамену, что мои показания и показания Гульнары Сайфуддиновой, относящиеся к делу Бозорова находятся в Генеральной прокуратуре. И что в 2011 году я получил гонорар 2400 долларов согласно положений Закона об адвокатуре и что деньги были возвращены доверителю, и что в этом нет никакого преступления. Если вознаграждение за юридическую помощь доверителем или клиентом адвоката это преступление, то моим соучастником тогда должен стать сам Президент Рахмон, так как именно он подписал такой закон, согласно которого я действовал.

Файзиев Спитамен из чувства дружбы с моим другом объяснил, что мое дело носит политический характер. И что меня преследуют правительство и генеральный прокурор. Позже в присутствии адвоката Касирова Бахтиёра этот факт подтвердил и другой представитель следствия.

Из-за политических преследований у меня не было возможности встретиться со своим адвокатом в течении 44 дней. По предложению представителя следствия я решил объявить политическую голодовку, и только тогда, на 44-й день, мне разрешили встречи со своим адвокатом ».

Таким образом, видно, что уже в первый день задержания все усилия Генпрокуратуры были направлены на очернение Бузургмехра. Бузургмехра Ёрова насильно, незаконно и под разными вымышленными предлогами держать в здании УБОПа МВД . Организуют сцену со срыванием погонов. Даже генпрокурор Рахмон Юсуф направляет для этого дела своего представителя. В это самое время сотрудники министерства внутренних дел изучаю все договора незаконно изъятые из офиса Колегии адвокат «Сипар», звонять всем его бывшим или настоящим клиентам. Просят их написать заявления против Бузургмехра. Использую служебное положение, обман, ложные обещания о помощи в решении их проблем они пытаются уговорить людей написать обращения против Ёрова. Вводят в заблуждение граждан, что написав заявление против Бузургмехра они тем самым облегчать ситуацию с их родными и близкими, находящимися в заключениях. Даже некоторым обещают имущество принадлежащее Бузургмехру, которое будет конфисковано.

Пресс служба МВД готовит и публикует регулярно в течении почти месяца транслирует в государственных телеканалах ролик про Бузургмехра, где он предоставляется гражданам как «адвокат- мошенник». Таким образом, власти хотят получить еще больше заявлений проти непокорного адвоката.

Все это свидетельствует о должностных преступлениях, совершенных сотрудниками правоохранительных органов, особенно их высокопоставленными должностными лицами, такими как Рахмон Юсуф, Рахимзода Рамазон и другие, а также невиновностью и необоснованным арестом таджикского адвоката Бузургмехра Ёрова.

Сегодня мы рассказали, что происходило в день ареста Бузургмехра Ёрова и в дальнейшем мы будем регулярно информировать вас обо всех аспектах сфабрикованных дел против Бузургмехра Ёрова.

Статьи по Теме

последние статьи