Wednesday, September 27, 2023

ОТЧЕТ О СИТУАЦИИ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В ТАДЖИКИСТАНЕ ЗА 2020 ГОД

Данный отчет о ситуации по правам человека в Таджикистане за 2020 год подготовлен совместными усилиями Фонда Бузургмехра Ёрова «Buzurgmehr Yorov Foundation» и Фондом межкультурной интеграции «Foundation for Intercultural Integration». Отчет подготовлен на основании сообщений государственных, а также независимых СМИ, сообщений и информаций поступившие непосредственно авторам отчета и по материалам мониторинга ситуации по правам человека в Таджикистане. При подготовке доклада также были использованы: материалы международных организаций и отечественных общественных организаций, информации СМИ, было анализировано национальное законодательство, а также практический опыт.

В целом ситуация по правам человека в Республике Таджикистан остается неудовлетворительной. Продолжаются грубые и систематические нарушения основных прав и свобод человека. Таджикистан продолжает нарушать взятые на себя международные обязательства по защите прав и свобод человека и гражданина.

КОРОНАВИРУС В ТАДЖИКИСТАНЕ

Несмотря на то, что ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения) заявила, что распространение COVID-19 достигло стадии пандемии, затронув большинство стран и континенты, в Таджикистане до 30 апреля не признавали наличие заболевания в стране. Хотя уже в начале этого года были зафиксированы случаи летальных исходов людей с симптомами коронавируса нового типа. Радио Озоди сообщило о летальном исходе «от пневмонии» и закрытии больницы на карантин в Джабборасуловском районе Согдийской области еще 5 апреля . В средствах массовой информации также сообщалось о захоронениях людей с соблюдением строгих санитарных мер. Официальные власти страны связывали подобные летальные исходы и способы захоронения вспышкой пневмонии. Только за день до прилета в Таджикистан официальной делегации ВОЗ власти официально признали в стране наличие заболевших коронавирусом нового типа Covid-19.

Несмотря на то, что соседние страны (Узбекистан, Казахстан и Киргизия) уже в начале марта признали наличие зараженных на своей территории, власти Таджикистана не предприняли никаких превентивных мер по предотвращению заражения вирусом нового типа.

Наоборот, зная о наличие случаев заражения и смертей от вируса, власти страны проводили масштабные народные гуляния, ярмарки, праздники. В марте 2020 года в стране без соблюдения никаких санитарных мер прошли выборы в парламент страны, был массово отпразднован Навруз в городе Худжанде.

В Таджикистане в отличие от соседних стран массовый карантин на республиканском уровне не был объявлен, что способствовало резкому росту количества заболевших и погибших от Covid -19. Однако с 25 апреля были закрыты школы и детские сады, был объявлен запрет на все массовые мероприятия, был введен карантин на деятельность развлекательных центров, столовых, ресторанов парикмахерских, спортивных и иных объектов, способствующих скоплению людей, а также были закрыты мечети для верующих. Данные ограничения были сняты 15.06.2020 года, но до 01.02.2021 года посещение мечетей для верующих остаются все еще закрытыми.

О первых случаях смерти от пневмонии в Таджикистане сообщали независимые СМИ. Государственные СМИ и чиновники обвиняли независимых журналистов в распространении дезинформации и попытке дестабилизации ситуации в Таджикистане. Против некоторых журналистов начались кампании по очернению их имиджа (диффамации).

После признания наличия зараженных и летальных исходов в стране власти Таджикистана всячески пытались умалчивать о количестве зараженных и погибших. Из-за недоверия к официальной статистике жители Таджикистана создали сайт «народной статистики по коронавирусу», на котором родственники и близкие погибших вносят их имена вместе с датой, местом, временем и причиной смерти. Активисты гражданского общества создавали группы, сайты в социальных сетях, где фиксировались все случаи с Covid -19 .

В ответ на это 10.06.2020 года власти Таджикистана внесли поправки в Уголовный кодекс и кодекс об административных правонарушениях, которые ужесточили наказание за нарушение санитарно-гигиенических и противоэпидемических норм и правил, повлекшее по неосторожности массовое заболевание либо отравление людей, а также за распространение недостоверной информации о пандемии. Такие ограничения прав граждан на получения альтернативной информации об эпидемиологической ситуации в стране, сокрытие истиной ситуации с пандемией, способствовали еще большему росту числа инфицированных лиц.

Власти не были подготовлены к случаям заражения Covid-19 в пенитенциарных учреждениях страны. Были зафиксированы случаи заболевания Covid-19 среди заключенных. Но власти как всегда относили эти случаи заболевания к пневмонии. В колониях и других учреждения Министерства юстиции не было достаточное количества медикаментов, термометров, аппаратов искусственного дыхания и т.д. Медикаменты и другую необходимую помощь больным Covid-19 предоставляли за свой счет родственники осужденных. Власти так и не признали случаи заболевания Covid-19 в пенитенциарных учреждениях. По неофициальным данным за 2020 год примерно 100 заключенных заразились и 30 скончались от Covid-19 в тюрьмах Таджикистана.

За прошедший год Таджикистан для борьбы с пандемией и его последствиями получил гуманитарную помощь на сумму более 300 миллионов долларов США. Подавляющие большинство этих средств не достигли адресатов. Были зафиксированы случаю присвоения и продажи гуманитарной помощи со стороны государственных чиновников, организаций и учреждений.

В Таджикистане общественность обвиняла власть в сокрытии информации о наличии вируса и статистики по летальным исходам, а также в отсутствии четкого антикризисного плана. Кроме того, власти обвинялись в присвоении гуманитарной помощи и ее раздачи от своего имени.

Таким образом, власти Таджикистана с начала 2020 года скрывали от населения наличие инфицированных больных на территории страны, более того при наличии угрозы коронавируса в стране были организованы массовые мероприятия с участием десятков тысяч человек, такие как празник Навруз, празднование дня тыквы, арбуза и дыни, парламентские и президентские выборы, призыв в вооруженные силы страны и т.д.

Со стороны государства была монополизирована информация о эпидемиологической ситуации в стране, не введен полный карантин на территории страны, были брошены на произвол судьбы сотни тысяч трудовых мигрантов за рубежом. Хотя в дальнейшем и были организованы чартерные рейсы по вывозу мигрантов из других стран, но цены на билеты были в несколько раз завышены.

Под предлогом борьбы с распространением Covid-19 власти запретили гражданам совместные богослужения в мечетях, хотя другие места массового скопления людей в это же время были открыты (базары, рынки, столовые, рестораны, ночные клубы и т.д.)

ПЫТКИ

Таджикистан за прошедший год укрепил законодательную базу по борьбе с пытками, принял Национальный план действий по выполнению рекомендации Комитета ООН против пыток, а также принял программу судебной реформы и инструкции по прокурорскому надзору за законностью предупреждения, выявления и расследования случаев пыток. С января прошлого года были приняты поправки в Уголовный кодекс, предусматривающие более строгие наказания за применение пыток.

Но, несмотря на все эти нововведения, в стране все еще продолжается применение пыток и других видов плохого обращения со стороны сотрудников правоохранительных органов, сотрудниками пенитенциарной системы. В основном пытки применяются для получения признательных показаний на досудебном стадии расследования.

Например, в СИЗО-2 г. Худжанда в середине апреля 2020 года был избит подследственный Баходур Курбонов. Он скончался в Согдийской областной клинической больнице спустя два дня, так и не придя в сознание. По версии властей жестокую расправу над Баходуром Курбоновым учинил его сокамерник. Уголовное дело по факту применения пыток не возбуждено.

Не проводятся оперативные, тщательные и беспристрастные расследования всех заявлений о применении пыток и жестокого обращения. Не работает механизм срочного реагирования на публикации СМИ о фактах пыток. В подавляющем большинстве случаев жалобы отклоняются в ускоренном порядке, расследования затягиваются или прекращаются. Отсутствует независимый механизм расследования пыток в соответствии со Стамбульским протоколом. 7 марта 2020 года Афзал Додоматов был задержан сотрудниками правоохранительных органов по подозрению в краже. Со слов Додоматова А. его пытали и заставили признаться в преступлении. Заявление Додоматова А. о применении к нему пыток и жестокого обращения до сих пор по разным предлогам не рассмотрен. 7 сентября 2020 года адвокат получил письменный ответ на свое обращение в Генпрокуратуру, где говорится, что в предоставлении копии Постановления части выделенных материалов уголовного дела в отношении сотрудников милиции отказано в связи с тем, что адвокат не предоставил ордер. Ранее Генпрокуратура РТ ответила на запрос адвоката Афзала Додоматова, указывая, что состава преступления в действиях сотрудников милиции нет, а относительно незначительного вреда здоровью он может обратиться в суд в частном порядке .

Доступ в режимные учреждения МВД и Министерства юстиции закрыт для представителей гражданского общества, адвокатам, родственникам, а также международным правозащитным организациям и представителям Международного Красного Креста. В случаях поступления информации о применении пыток в этих учреждениях проверка информации является невозможным. За прошедший год поступили информации о применении пыток в органах милиции и в пенитенциарных учреждениях страны. Но никаких действенный мер по предотвращению и искоренению практики применения пыток со стороны властей не предпринято.

СВОБОДА МИРНЫХ СОБРАНИЙ И АССОЦИАЦИЙ.

Хотя Таджикистан и ратифицировал все международные нормативные акты, которые гарантируют право на проведение свободных собраний, однако на практике эти нормы не исполняются.

Согласно принятому в 2014 году новому Закону «О собраниях, митингах, демонстрациях и уличных шествиях» граждане имеют право на собрания и митинги только в разрешительном порядке. Закон 1998 года, согласно которому разрешалось проведения митингов, собраний и шествий по простому уведомлению властей, отменен.

Власти страны систематически ограничивают право граждан на проведение мирных собраний. Хотя в стране и проводятся проправительственные митинги и шествия, в которых насильно участвуют студенты и учащиеся, организация мирных собраний не согласованные с властями жестоко пресекаются.

Известны случаи, когда активисты отказывались от организации акций протеста из-за опасений преследования со стороны властей.

Махмурод Одинаев, заместитель председателя Социал-демократической партии Таджикистана и один из ярых критиков властей страны, был арестован 07.12.2020 года по обвинению за хулиганство. До этого он, 16.11.2020 года обратился через Фейсбук к мэру города Душанбе Рустами Эмомали с обращением разрешить акцию протеста против произвола властей на центральной площади столицы. Его арест связан именно с призывом на проведения акции протеста. В январе 2021 прокуратура возбудила против него еще одно уголовное дело по обвинению за публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности. 28 января 2021 года судом района Рудаки он был приговорен к 14 годам лишения свободы . 17 мая десятки жителей Хуросонского района Хатлонской области организовали акцию протеста и перекрыли движение на трассе Бохтар-Душанбе. Они заявили, что таким образом хотят привлечь внимание чиновников к их проблемам, которые связаны с последствиями схода мощного селя. Протестующих разогнали сотрудники милиции. 10 жителей были арестованы на сроки от 5 до 10 суток за участие в несанкционированном митинге . Журналист «Азия-Плюс», Авазмад Гурбатов, был избит неизвестными в районе Хуросон, куда поехал делать репортаж о людях, пострадавших от стихии.

Корреспондент «Азии-Плюс» 29 мая приехал туда, чтобы снять сюжет о пострадавших от схода селя. Когда он направлялся к палаткам, где разместили местных жителей, рядом остановилась машина, откуда вышли трое мужчин. Один из них представился председателем джамоата (сельской общины) и заявил, что разрешение на съемку нужно брать лично у него. После того как Гурбати ответил, что по закону журналист не должен брать у него разрешения, один из сопровождавших предполагаемого председателя мужчин начал избивать корреспондента. На следующий день МВД опубликовало заявление под заголовком «На чужом горе счастья не построишь», в котором фактически оправдало избиение журналиста. По версии ведомства, местные жители «прогнали» Гурбатова, потому что он вопреки их нежеланию пытался проникнуть в палатку и снять пострадавших, особенно несовершеннолетних, для «сенсационного материала». В МВД также заявили, что журналист «хотел пробудить в жителях чувство недовольства к государству и правительству». До сих пор виновные не найдены и не наказаны .

25 мая в городе Рушане ГБАО вспыхнул стихийный митинг в поддержку троих задержанных граждан. Население протестовала против их ареста сотрудниками силовых структур и возможными применениями пыток против них. Не удовлетворившись действиями властей народ собрался еще раз 16.06. 2020 года на второй митинг. Впоследствии трое участников протеста были арестованы и понесли административное наказание .

ВЫБОРЫ В ТАДЖИКИСТАНЕ

За 2020 год в Таджикистане прошли два выбора: парламентские и президентские выборы. Эти выборы, как и предыдущие ранее, проходили непрозрачно и недемократично.

1 марта 2020 года состоялись выборы в нижнюю палату парламента страны – Палату представителей (Маджлиси намояндагон), где заседают 63 депутата. по итогам голосования по партийному списку и в одномандатных округах победила правящая Народно-демократическая партия, получившая 47 кресел в парламенте.

Единственная оппозиционная Социально-демократическая партия Таджикистана (СДПТ) не смогла преодолеть 5% барьер для прохождения в парламент страны. Ход предвыборной агитации проходил в строго контролируемой и регулируемой властями обстановке.

В средствах массовой информации страны не было широкого обсуждения вопросов, касающихся политики партий или хода агитации и самих выборов в парламент. Не был также зафиксирован обмен мнениями или дебаты между кандидатами ни в СМИ, ни публично.

Из-за боязни преследования ни один из кандидатов не критиковал политику Президента и правительство.

Сам ход голосования проходил с многочисленными нарушениями. Например, для граждан Таджикистана, находящиеся в России были сформированы только пять пунктов для голосования, что естественно не могло охватить всех голосующих. В некоторых районах страны не были своевременно высланы извещения о дне и месте проведения выборов. Были зафиксированы случаи голосования одним человеком за нескольких избирателей. В нескольких пунктах голосования были зафиксированы вбросы заполненных бюллетеней членами избирательных комиссий. Зачастую избиратели не знали о дне выбора в парламент.

Согласно Отчету миссии БДИПЧ по оценке выборов сверка числа обнаруженных избирательных бюллетеней со списком избирателей не проводилась, а неиспользованные избирательные бюллетени и окончательные итоги голосования не были надлежащим образом зафиксированы. На участках, где проводилось наблюдение, протоколы УИК об итогах голосования не вывешивались публично, что противоречило закону о выборах. Партийные наблюдатели проинформировали МОВ БДИПЧ о том, что им было разрешено только записывать цифры, но не делать ксерокопию или фотографировать окончательный протокол. Во время посещения ОИК в Душанбе 2 марта, МОВ БДИПЧ не обнаружила протоколов УИК вывешенных для всеобщего ознакомления, и данные протоколов не были предоставлены МОВ БДИПЧ по запросу. Председатель ОИК не смог предоставить какие-либо подробные данные о фактическом количестве голосов, поданных в избирательном округе, или об избранных кандидатах, что подчеркнуло отсутствие прозрачности в процессе подсчета голосов и установления результатов выборов в данном конкретном ОИК .

Президентские выборы произошли 11 октября 2020 года, почти за месяц до истечения сроков окончания полномочия действующего президента Эмомали Рахмона. Это пятые выборы президента в Таджикистане в котором уже четвертый раз участвует и выигрывает действующий президент Эмомали Рахмон. Центризбиркомом Таджикистана было зарегистрировано 5 кандидатов на пост президента страны: это лидеры Аграрной партии Таджикистана – Рустам Латифзода, Социалистической партии Таджикистана – Абдухалим Гаффорзода, Партии экономических реформ Таджикистана – Рустам Рахматзода, Коммунистической партии Таджикистана – Миродж Абдуллоев и Народной Демократической партии Таджикистана – Эмомали Рахмон. Все вышеназванные кандидаты, кроме Эмомали Рахмона, мало известны населению страны, народ их почти не знает и об их политических программах мало кому известно. Таким образом, регистрация в качестве кандидатов на пост президента Таджикистана данных лиц это попытка властей придать легитимность и видимость конкурентных и демократических выборов в стране.

Было отказано в регистрации двум кандидатам: кандидату от Демократической партии Саидджафару Усмонзоде и самовыдвиженцу Фаромузу Иргашеву. Оба кандидата не смогли предоставить в ЦИК необходимое количество подписей избирателей для регистрации.

Согласно законодательству страны о выборах президента, права выдвижения кандидатов на пост главы государства имеют только республиканские политические партии, Федерация независимых профсоюзов Таджикистана, Союз молодежи Таджикистана, Маджлис народных депутатов Горно-Бадахшанской автономной области, областные Маджлисы народных депутатов, Душанбинских городской Маджлис, а также собрания представителей депутатов Маджлисов народных депутатов городов и районов республиканского подчинения (ст.24 конституционного закона РТ «О выборах президента Таджикистана»). Таким образом, даже при сборе необходимого количества голосов избирателей регистрация самовыдвиженца Фаромуза Иргашева была невозможной, что противоречит конституционному право гражданина участвовать в политической жизни и управлению государством (ст.2 конституционного Закона РТ «О выборах президента Таджикистана», ч.1 ст. 27 Конституция Таджикистана). Президентские выборы, так же как и парламентские проходили под жестким контролем властей. По мнению международных наблюдателей, в Таджикистане ни одни из выборов не были демократическими, прозрачными и не соответствовали международным стандартам.

Подавляющее большинство членов избирательных комиссий были членами Народно-демократической партии Таджикистана – партии кандидата в президенты страны Эмомали Рахмона. Процесс голосования обычно проходил в госучреждениях, где были в большом количестве вывешены портреты Эмомали Рахмона, как внутри зданий так и при входах в эти здания.

СВОБОДА ИСПОВЕДАНИЯ РЕЛИГИЙ И УБЕЖДЕНИЙ

Таджикистан продолжает политику жесткого подавления и контроля за свободой исповедания религии и убеждений. В стране все еще практикуются репрессивные меры направленные на организацию или участию в «несанкционированных» религиозных собраниях. Несовершеннолетним все еще запрещено участвовать в любой организованной религиозной деятельности.

Хотя согласно Конституции государство и религия отделены друг от друга , власти Таджикистана вмешиваются в вопросы религий и убеждений, и считают «чуждыми» все другие течения Ислама, которые не относятся к ханафитской школе. «Салафизм» запрещен как «экстремистское движение», также как и запрещено простое исполнение мусульманских религиозных ритуалов способами, которые не согласовываются с учением ханафитской школы. За нарушение утвержденных или за осуществление исламской религиозной практики не так, как рекомендуют власти, граждан привлекают к уголовной ответственности. Подобные деяния приравниваются как проявление экстремизма.

В январе-феврали 2020 года в Таджикистане произошли аресты более 130 человек по подозрению в подозрению в членстве или связях с движением «Братья-мусульмане». На своем пресс-конференции 28.01.2020 года генеральный прокурор Юсуф Рахмон подтвердил задержание 132 предполагаемых членов организации, среди них – 20 преподавателей и сотрудников высших учебных заведений и одного сотрудника органа исполнительной власти города Исфары.

В июле 2020 года в здании СИЗО №1 города Душанбе, а также в СИЗО города Худжанда в закрытом режиме начались судебные процессы над обвиняемыми. Никакой конкретной информации о ходе дела или подробностях обвинения власти не смогли предоставить общественности.

Власти страны в 2020 году также продолжали борьбу против ношения «чуждой» национальной культуре одежде. Эта дискриминационная мера в особенности касалась женщин. Ношения хиджаба молодыми девушками или женщинами признается в стране признаком склонности к экстремизму и терроризму. Глава Комитета по делам женщин и семьи Таджикистана Хилолби Курбонзода 12.02.2020 года заявила, что хиджаб – это проблема, с которой все международное сообщество столкнулось лицом к лицу и с которой необходимо бороться. Власти страны создали совместные команды из силовиков и представителей Комитетов по делам женщин, которые патрулируют улицы городов и насильно доставляют одетых в хиджаб девушек на «профилактические беседы» в отделения милиции.

Нилуфар Раджабова, дочь таджикистанского политзаключенного Рахматуллои Раджаба, была незаконно задержали 14 декабря 2019 года на улице сотрудниками милиции и представителями Комитета по делам женщин. Причиной задержания было в том, что она была в хиджабе. А затем, когда уже в отделении выяснилось, что отец Нилуфар осужден в Таджикистане по обвинению в терроризме, а брат находится в розыске, женщину стали унижать и оскорблять. Попытки Нилуфар Раджабовой добиться судебной справедливости не увенчались успехом, наоборот она сама была оштрафована за мелкое хулиганство.

К небольшому религиозному меньшинству мусульман шиитов-исмаилитов в Таджикистане власти в основном относятся терпимо, хотя в подконтрольных государству СМИ и интернет ресурсах государственных учреждений были зафиксированы случаи критики и осуждения политических оппонентов, где наряду с обвинениями в экстремизме и терроризме им также вменялось в вину приверженность к Исламу шиитского толка. В обвинительных заключениях и в решениях судов по делам против критиков властей иногда доказательством считается наличие литературы шиитского толка, изъятый при обыске у арестованного. Тем самым власти Таджикистана искусственно формируют негативное отношение большинства суннитского населения к шиитам.

В Таджикистане продолжаются преследования последователей религиозной организации «Свидетели Иеговы». В апреле 2020 года военный суд города Душанбе приговорил 20-летнего Джовидона Бободжонова к двум годам лишения свободы за отказ от службы в армии. Религиозная организация «Общество свидетелей Иеговы» официально была зарегистрирована в Таджикистане в 1997 году. Однако с 2008 года ее деятельность на территории страны была приостановлена решением суда. Отсутствие государственной регистрации не дает последователям «Свидетели Иеговы» возможности проводить свои собрания и осуществлять религиозные обряды. Сотрудники государственного комитета национальной безопасности неоднократно вызывали членов данной религиозной организации на допросы и оказывали на них давление, чтобы они отказались от своих убеждений. В стране есть нормы, предусматривающие уголовную ответственность за уклонение от альтернативной службы, но самого Закона регулирующие данные отношения не принято.

НЕЗАВИСИМЫЕ СМИ, СВОБОДА СЛОВА И ВЫРАЖЕНИЯ МНЕНИЙ.

В Таджикистане нет независимых средств массовой информации, критикующие власти, правительство или действия Президента. Абсолютное большинство СМИ являются государственными или находятся под влиянием властей и силовых структур. Другие СМИ, такие как «Радио Свобода», «Азия-Плюс» работают под жестким прессингом со стороны государства.

Средства массовой информации и журналисты, продолжающие работать в Таджикистане, и желающие предоставлять населению независимые информационные материалы, подвергаются угрозам лишения лицензий или же фактически лишаются этих лицензий. Им отказываются в выдаче или продлении аккредитации журналистов. Чрезмерные налоговые проверки, сфабрикованные уголовные обвинения против журналистов, а также преследование и запугивание членов их семей являются основными механизмами воздействия на независимых СМИ и журналистов.

В августе 2020 года власти отказали в продлении аккредитации журналисту телеканала «Настоящее время» Анушервону Арипову. Также было отказано в аккредитации журналистам Зарангезу Наврузшо, Шодмону Ятимову и Мирзонаби Холикову.

На журналиста новостного издания «Азия-Плюс» Авазмада Гурбатова за его профессиональную деятельность в освещении острых проблем в стране было дважды совершено нападение. 11 мая 2020 года он был избит возле своего дома двум неизвестными лицами. Власти формально начали расследование, но виновные так и не были найдены. 29 мая 2020 года он был избит в Хуросонском районе, где собирался делать репортаж о людях, пострадавших от природного стихийного бедствия. По официальной версии МВД Гурбати хотел сделать «сенсационный материал» и пробудить в жителях чувство недовольства к государству и правительству. В этом инциденте также виновные не были найдены и не привлечены к ответственности.

28 января 2020 года был арестован независимый журналист Далер Шарипов. Далер Шарипов, известный своими критическими публикациями на злободневные проблемы в Таджикистане ранее работал на государственном телеканале «Сафина», а позже сотрудничал с независимым еженедельником «Озодагон», деятельность которого власти запретили в 2019 году. За свою гражданскую позицию и профессиональную деятельность он был избит неизвестными в 2012 году. В данном случае виновные тоже не были найдены. 16 апреля 2020 года Далера Шарипова приговорили к одному году лишения свободы по обвинению в возбуждении национальной, расовой, местнической или религиозной вражды. Обвинение ссылалось на то, что Шарипов в своей неопубликованной книге «Мухаммад и терроризм» привел несколько цитат идеологов религиозного течения «Ихван-аль-муслимин» докторов Сайида Кутби и Юсуфа Карзави.

Журналисты в Таджикистане в ходе получения своевременной, достоверной и полной информации по вопросам, представляющим общественный интерес сталкиваются с серьезными противодействиями и трудностями со стороны государственных чиновников. Зачастую власти вообще отказываются предоставлять какую-либо информацию СМИ.

В информационном пространстве Таджикистана также действуют некоторые независимые СМИ, находящиеся за рубежом . На Таджикистан вещает также спутниковое телевидение и множество блогеров, которые предоставляют альтернативную информацию о ситуации в стране.

Властями Таджикистана созданы несколько вебсайтов и новостных каналов, проводящих троллинг-кампании, направленные на публичную дискредитацию активистов гражданского общества, освещающих злободневные проблемы страны и общества.

Власти страны подвергают временным или постоянным блокировкам некоторые местные и зарубежных СМИ. Например, 15 января 2021, спутниковый канал Паём ТВ подвергся хакерской атаке всего 5 дней спустя после подключения к спутнику Hotbird и был взломан. В настоящее время трансляция программ Паём ТВ с этого спутника прекращена и осуществляется только со спутника Eutelsat . Регулярно блокируется доступ к соцсетям, месенджерам и новостным сайтам, включая не только оппозиционные сайты, но и сайты таджикской службы Радио Свобода и «Азия-Плюс» Верховный суд Таджикистана в феврале 2020 года внес в «черный» список независимый веб-сайт «Akhbor.com», вещающий из Праги.

ПРАВО НА ДОСТУП К ИНФОРМАЦИИ.

Право на информацию — фундаментальное право человека, вытекающее из права на свободу выражения мнений и убеждений. Право на информацию включает в себя свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.

В Таджикистане фактически получить какую либо достоверную информацию от государственных структур и чиновников не представляется возможным. На обращения граждан и организаций власти отвечают несвоевременно, уклончиво или же пересылают обращение в другое учреждение. Чиновники избегают общения с журналистами.

Получить достоверную информацию о состоянии здоровья лиц содержащихся в местах лишения свободы не возможно. Правоохранительные и судебные власти под предлогом тайны следствия и закрытого судебного заседания не дают никакой информации по общественно важным судебным процессам. У адвокатов незаконно берутся подписки о неразглашении информации о ходе предварительного следствия и о ходе суда.

Принятые поправки и дополнения в законодательство страны несвоевременно размещаются в интернет-ресурсах государственных органов, что негативно влияет на ознакомление населению с данными законодательными актами.

В стране все еще практикуется систематическое отключение Интернета. За прошедший год подобных отключений было несколько раз. Например, 16 сентября Служба связи при правительстве страны повсеместно отключила Интернет по всей стране примерно на полтора часа. Власти ссылались на технические проблемы, но очевидно что это было связано с выступлением лидера запрещенной в Таджикистана ПИВТ Мухидина Кабири в Университете Джорджа Вашингтона в США онлайн-трансляцией этого мероприятия.

После того как общественность начала критику властей в связи с сокрытием информации о распространении COVID -19, власти ввели административную ответственность за распространение «недостоверной информации» об эпидемиологической ситуации в стране.

Принятие подобного дополнения к закону серьезно ухудшило и так сложную ситуацию со свободой слова в стране, усилило цензуру и самоцензуру среди СМИ, журналистов и правозащитников, а также существенно ограничило доступ населения к информации о распространении опасных заболеваний.

ПРЕСЛЕДОВАНИЯ ОППОЗИЦИОНЕРОВ

Власти Таджикистана в 2020 году продолжали практику использования международных механизмов по экстрадиции своих политических оппонентов за рубежом. Правоохранительные органы страны по разным надуманным обвинениям объявляют в международный розыск своих политических или идеологических противников и критиков властей.

22.01.2020 года власти Австрии по запросу правоохранительных органов Таджикистана арестовали, а затем депортировали в Душанбе оппозиционного активиста Хизбулло Шовализода. 02. 03.2020 года представители таджикской оппозиции за рубежом собралась в Вене в знак протеста против экстрадиции оппозиционера в Таджикистан. Они заявляли, что на родине Шовализоду могут подвернуть пыткам, а суд может вынести в отношении него несправедливое решение. Несмотря на эти протесты власти Австрии в марте экстрадировали его в Таджикистан.

13.06.2020 года Верховным судом Таджикистана Шовализода был приговорен к 20 годам лишения свободы по обвинениям за участие в деятельности экстремистского сообщества и государственной измене. Суд над Шовализода Х. проходил в закрытом режиме, что даже его родственники о приговоре узнали только из звонка следователя по делу.

22.02.2020 года по запросу официальных властей Таджикистана в Москве был задержан сторонник политического движения «Группа 24» Шарипов Джамшед Мирзошоевич. Таджикские власти обвиняли его в участии в деятельности запрещенной в стране «Группы 24». 28.02.2020 российские власти отказались от экстрадиции Шарипова и он был освобожден из под стражи.

Таджикский оппозиционер блогер Мухаммад Тагоев, известный своей критикой нынешних властей Таджикистана, был арестован 4 марта в городе Алматы по запросу официального Душанбе. В данное время он все еще находится под стражей в Казахстане.

Другой активист политического движения «Группа 24» Шобуддин Бадалов 01.09.2020 года был похищен сотрудниками силовых структур России и Таджикистана в городе Нижний Новгород. Адвокат не нашел активиста в отделе полиции, куда его должны были доставить, а также в других спецприемниках и правоохранительных ведомствах города. По заявлению МВД России «Бадалов вылетел 1 сентября из аэропорта Домодедово в Душанбе» и в ходе проверки заявления о пропаже без вести Шобуддина Бадалова установлено, что последний силовыми структурами или правоохранительными органами не задерживался». В настоящее время никакой достоверной информации о местонахождении Шобудина Бадалова или его процессуальном статусе не имеется.

05.12.2020 года был арестован заместитель лидера СДПТ Махмурод Одинаев. Махмурод Одинаев был известен своей критиков в отношении властей страны и правоохранительных органов. Непосредственной причиной ареста послужило, то что он якобы вместе с сыном и женой 29.10.2020 года прибыли в военный комиссариат города Гиссара и умышленно нарушили общественный порядок. Фактически он был арестован за обращение к мэру города Душанбе Рустами Эмомали за разрешением провести акцию протеста на главной площади столицы. Впоследствии он был привлечен к уголовной ответственности за публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности. 28.01.2021 года суд района Рудаки приговорил его к 14 годам лишения свободы. Суд фактически проходил в закрытом режиме, ссылаясь на отсутствие мест в зале суда и противоковидные меры в процесс не были допущены представители СМИ и некоторые родственники Одинаева. Со слов Одинаева М. в отношении его применялись пытки, делались попытки принудить его дать показания против лидера СДПТ Рахматилло Зоийрова и некоторых других независимых журналистов.

За прошедший год власти по разным надуманным предлогам арестовывали бывших членов ПИВТ. Джалолиддин Махмудов в январе 2020 года был второй раз приговорен за «попытку насильственного изменения конституционного строя» на 6,5 лет. Летом 2015 года он был осужден на пять лет за незаконное приобретение, хранение или ношение огнестрельного оружия. В 2019 году вышел на свободу по амнистии после отбытия срока заключения. Еще один из бывших членов ПИВТ и Верховного президиума ПИВТ Исломуддин Файзали был задержан в начале 2020 года. В данное время никаких известий о его судьбе не известно. Власти отказываются комментировать его задержание

Кроме того, власти Таджикистана в борьбе против оппозиционеров и критиков властей используют международно-финансовые механизмы. В обновленном списке лиц причастных к финансированию экстремизма и терроризма, опубликованного Национальным Банком РТ, есть множество имен активистов, журналистов, блогеров. Например, в данный список власти внесли таких критиков и оппозиционеров, как журналистов Амруллои Низома, Мавджуда Сохибназаровой, Хумайрои Бахтиёра, Шухрата Рахматулло, Мухаммади Одинабека, блогерра Вайсиддина Одинаева и др.

В борьбе против оппозиционеров власти и спецслужбы страны также используют созданные ими фейковые страницы в социальных сетях, новостные Интернет-ресурсы, государственное телевидение и местные печатные издания. В прошлом году особенным нападкам подвергся один из ярых критиков властей Мухаммадикболи Садриддин. Мухамадикболи Садриддин в своем сайте Ислох. net и в своих ютуб каналах ISLOH.TV говорит и пишет о коррупции в Таджикистане, о преступлениях представителей властей, Президента и членов его семьи. За это против него начата троллинг компания, а также в его адрес поступили с угрозой физической расправы над ним и его семьей.

Спецслужбы Таджикистана также прибегают и к физическим воздействия на оппонентов властей. 16 марта 2020 года на одного из членов руководства оппозиционного властям Национального альянса Таджикистана Ильхомджона Якубова в Литве было совершено покушение. В результате нападения Якубов получил различные травмы и был госпитализирован. Один из нападавших был задержан. По заявлению Гражданского комитета защиты политических заложников и узников в Таджикистане: «… спецслужбы Таджикистана направили в разные страны эскадроны смерти с целью похищения или убийства ряда таджикских оппозиционных журналистов, продолжающих свою деятельность в изгнании» .

СЕМЬИ ОППОЗИЦИОНЕРОВ В ТАДЖИКИСТАНЕ

За прошедший год власти продолжали оказывать давление на семьи оппозиционеров в Таджикистане. Подобным давлениям, угрозам и принуждениям к совершению каких-либо действий подвергались не только родственники тех, кто находится за рубежом, но и тех, чьи родные и близкие уже находятся в заключении в тюрьмах Таджикистана. Родственников оппозиционеров доставляют в отделы госбезопасности и милиции, где их под давлением, пытками и угрозами заставляют записывать обращения против своих родственников за рубежом.

Родственников лидера оппозиционного Национального Альянса Таджикистана Мухиддина Кабири – Хикмата Сайфова, Джамшеда Нарзуллоева и Махмадали Рахматуллоева сотрудники ГКНБ Таджикистана задержали в начале мая 2020 года, и только после того как они согласились осудить на камеру ПИВТ и Мухиддина Кабири были отпущены на свободу. Подобным образом была насильно заставлена давать подобные «компрометирующие» комментарии и дочь политического заключенного Хикматулло Сайфуллозода – Фарзона Сайфуллозода. Впоследствии власти использовали эти «признания и призывы» в подготовленном государством документальном фильме против оппозиционеров за рубежом.

В июне 2020 года власти и спецслужбы начали масштабную операцию по притеснению, необоснованным вызовам, допросам и задержаниям родственников Джаннатулло Комила, находящегося в Германии. Притеснениям подверглись 13 членов его семьи.

В июне прошлого года был задержан Асрориддин Розиков – сын другого политического узника Зубайдулло Розика.

Власти обвинили его в организации деятельности политических партий, общественного или религиозного объединения, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете их деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности. Причиной ареста послужила то, что он финансово помогал семьям арестованных членов ПИВТ-а в Таджикистане. 18.12.2020 года суд приговорил его к 5 годам лишения свободы. Суд над Асрориддином Розиковым проходил в закрытом режиме, где даже не пустили его родных.

По подобным обвинениям в августе 2020 года также был арестован 80-летний Дониёр Набиев. Несмотря на его престарелый возраст, наличие прогрессирующих болезней 28 декабря 2020 суд района Исмоили Сомони города Душанбе приговорил его к семи годам лишения свободы за “оказание материальной поддержки” родственникам осужденных членов запрещенной Партии исламского возрождения Таджикистана.

Статьи по Теме

последние статьи